Search

Быт или не быть?

Среди предложений о. Александра Шмемана была идея отменить исповедь перед Причастием.

Хочу, чтобы вы были без забот.

1 Кор. 7:32.

Среди предложений, надолго “прославивших” имя о. Александра Шмемана, была идея отменить исповедь перед Причастием. Он развивал эту мысль в своем ключевом докладе 1971 г. Синоду “Американской автокефальной церкви”, в том же году, кстати, учрежденной его собственными усилиями.

Быт или не быть?
О. Александр Шмеман в храме свв. Петра и Павла в Буффало с оо. Иоанн Ткачуком и Фомой Хопко

Как часто бывает с модернистскими идеями, аргументация о. А. Шмемана не менее разрушительна для Церкви, нежели само предложение упразднить Исповедь. Он считал, что Исповедь должна быть упразднена, потому что преграждает путь христианину к Таинству Причастия. В Православной Церкви миряне причащаются не за каждой Литургией, в отличие от священников, которые “почему-то” воспринимаются как в особом смысле посвященные Богу. Это тоже неприемлемо для о. А. Шмемана, поскольку противоречит исповедуемому им протестантскому – непосредственно Лютеровскому – учению о “всеобщем священстве верующих”.

Помимо опоры на это известное отклонение от Церковного учения, о. А. Шмеман подводит и как бы мировоззренческую основу под свое революционное предложение. Он рассуждает так: человек есть существо цельное, и христианин – христианин во всем, что бы он ни делал: молится ли он или работает, верует или учится в университете, постится или смотрит телевизор. О. А. Шмеман дает совершенно вздорное определение того, каковы основные стороны человеческого существования: для него это семья, работа, образование, наука, искусство и т.п. Все эти стороны жизни, якобы, должны быть связаны с верой и укоренены в ней.

Разделение между мирским и священным, земным и Церковным о. А. Шмеман именует “секуляризмом” и объявляет внутренней проблемой Церкви, ее, можно сказать, грехом. О. Шмеман дает свое собственное определение “секуляризма” (обмирщения): это когда мирская сфера жизни мыслится как автономная, руководимая своими собственными ценностями и принципами, отличными от религиозных. Против такого “секуляризма” и борется о. А. Шмеман, попутно сокрушая и Христианскую веру.

А между тем, согласно общепринятому значению слова “секуляризм” – это мировоззрение, основанное на той посылке, что религия и все религиозные соображения должны игнорироваться или намеренно искореняться (Merriam-Webster). Достаточно вспомнить здесь большевистский декрет “Об отделении Церкви от государства”, который, вопреки названию, предполагал не отделение, а уничтожение Церкви.

Сам о. Шмеман в молодости, в своей книге “Исторический путь Православия”, осуждал Христианское государство и Церковь за “цезаропапизм”, и следовательно, хотя бы приблизительно сознавал, что такое секуляризация в прямом смысле слова. 20 лет спустя он импровизирует уже на другой мотив: только современное общество является секулярным, а до XX века – то есть на протяжении полутора тысячелетий “цезаропапизма” – Православие знало иной, несекулярный, тип общества.

А между тем, везде на протяжении веков мы наблюдаем отдельность светского от церковного. Мы уже не говорим о том, что, согласно Св. канонам, духовенство не имеет права заниматься мирскими и военными делами, торговлей, хирургией, выступать в частных делах перед судом, участвовать в делах политических. Уже одно это говорит о том, что не все области работы, науки и культуры могут быть укоренены в вере. Посмотрим на Древнюю Русь, где существовали два разряда судов и два разряда законов: светских и церковных, да и везде в истории Христианства мы видим непереходимую границу между Церковью и миром. Так где и когда православные жили в несекулярном обществе? На Руси Алексея Михайловича после Уложения? При Петре Первом? При Екатерине? Или, может быть, под монгольским или турецким владычеством?

Только национальное государство Нового времени стало систематически и по принципиальным соображениям переходить границу между Церковью и миром, усваивая себе церковные прерогативы и захватывая церковное имущество. Современная медицина, естественные науки с их экспериментальным методом, современная классно-урочная система образования, Академии и университеты – никогда, со времени своего возникновения в XVI-XVII веках, не руководились христианскими ценностями и принципами. И по странному совпадению в это же время выходит на сцену протестантизм и религиозный модернизм, который призывает относиться религиозно к этим патологическим формам цивилизации.

Быт, как охватывающий человека целиком, о. Шмеман признает имеющим религиозное значение, а жизнь по вере и заповедям через участие в Таинствах он объявляет “номинальным” Христианством, и поэтому – религии чуждой. Вполне логично, что о. Шмеман в том же докладе объявляет несоответствующими религии просьбы о помощи, обращаемые христианами к Спасителю, Божией Матери и святым.

Если, по слову св. Григория Богослова, любомудрствовать о Боге можно не всякому. Да! не всякому. Это приобретается не дешево и не пресмыкающимися по земле!.. Когда же можно? Когда бываем свободны от внешней тины и мятежа, когда владычественное в нас не сливается с негодными и блуждающими образами, как красота писмен перемешанных письменами худыми, или как благовоние мvра смешанного с грязью,- то модернизмом предлагается противоположная заповедь: богословствовать может всякий, и особенно тот, кто обременил и загрязнил свой ум мирскими заботами, внешней тиной и мятежом этого мира. Чем загрязнил? Тем, что придал мирским заботам – семье, работе, образованию, науке, искусству и т.п. – неподобающее им религиозное значение.

Земную жизнь и быт о. Шмеман хотел внести в Церковь, понимая свою миссию как смешение священного с несвященным, для того и предлагал отменить Исповедь.

Религия, таким образом, вносится в быт, но какой ценой! Ценой упразднения религии – в самой религии, потому что такова неизбежная плата за попытку разрушить преграду между Церковью и миром, исходит ли она от мира или от Церкви.

Время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего (1 Кор. 7:29-31).

Р.А. Вершилло

Помочь проекту

СБЕРБАНК
2202 2036 4595 0645
YOOMONEY
41001410883310

Поделиться

По разделам

8 ответов

  1. 2 вопроса по поводу этой статьи.
    1)Почему Американская Церковь написана в кавычках?
    2)Прошу пояснить Ваши слова про о. Александра Шмемана: “Он рассуждает так: человек есть существо цельное, и христианин – христианин во всем, что бы он ни делал: молится ли он или работает, верует или учится в университете, постится или смотрит телевизор.” То есть здесь скрывается модернистское учение. Но хотелось бы отграничить это учение от ряда вполне традиционных для Православия вещей. Например, существуют чины освящения домов, колодцев и т.д., мы сопровождаем молитвой прием пищи и всякое благое дело. Или Святитель Феофан Затворник пишет: “Дела житейские и общественные, от которых зависит стояние домов и обществ, суть Богом определенные дела, и исполнение их не есть отбегание в область небогоугодную, а есть хождение в делах Божеских(…) Все, что вы делаете по дому и вне, по делам общежития, как дочь, как сестра, как московка теперь, есть Божеское и Богу угодное(…)Что всякое дело, сознанное достодолжным, надо делать со всем усердием – это есть долг, огражденный страшным прещением: проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением.”
    То есть как отграничить указанное учение о. Александра Шмемана от всего того, что приведено выше?

    1. В кавычках, поскольку она не является Американской Поместной Церковью, хотя на это и претендовала некогда. В США – много православных юрисдикций. Также ААПЦ не признана ни одной Поместной Церковью, кроме Русской Православной Церкви, то есть даже не является полноправной юрисдикцией.
      Отграничить довольно просто: св. Феофан не нарушает целости Церкви. А о.А. Шмеман вносит в Церковь мирские интересы и представляет их как религиозные.
      Св. Феофан говорит лишь о необходимых мирских делах, а о. А. Шмеман – и о телевизоре, и о масс-культуре, и о спорте.
      Сщмч. Виктор Глазовский писал против подобной ошибки: Цели деятельности Церкви исключительно духовно-нравственны, и через веру в Бога выносят человека за пределы земной жизни для достижения благодатиею Божией вечных небесных благ. Разве не знаете, что дружба с миром — вражда против Бога. И кто хочет миру быть друг, становится врагом Богу (Иак. 4:4).

  2. Разве ААПЦ только Русская Церковь признает? А вроде бы еще Болгарская, Польская, Чехословацкая, Грузинская Церкви также их признают. Кроме того, насколько я понимаю, остальные Поместные Церкви, не признавая автокефальности, тем не менее состоят с ними в евхаристическом общении. Вы ведь, наверное, не подвергали сомнению благодатность Американской Церкви, хотя и писали ее название в кавычках?
    Возвращаюсь к о. Александру Шмеману и его указанному учению. Как мне кажется, надо также учитывать опасность другой крайности в этом вопросе, которая распространена сейчас, особенно на западе. Там в определенных кругах считается, что христианином надо быть только в своей религиозной общине, а в обычной жизни надо молчать о своих убеждениях и разделять секулярную идеологию, жить “как все живут”, вплоть до защиты “прав” содомитов. Архиепископ РПЦЗ Андрей(Рымаренко) писал: “А Христианин не может быть Христианин и гражданин, а должен быть и в гражданстве Христианин, то есть всегда быть только Христианином. Только тогда мы сможем приобщиться и к Вечной Жизни с радостью Божественной во Христе.”
    Архиеп. Андрей и о. Александр Шмеман говорят о разных вещах или нет?

    1. Разумеется, речь идет только неканоничности и модернистских уклонениях руководства ААПЦ, а не о Таинствах (Боже упаси!).
      Я имел в виду старейшие Патриархаты: Константинополь, Антиохию, Александрию. О многом говорит их непризнание ААПЦ.
      Я вижу различие между о. Шмеманом и архиеп. Андреем и другими православными. Они говорили о том, что христианин остается христианином и в светской жизни, а о. А. Шмеман – о том, что надо эти мирские ценности внести в Церковь, внутренне с ними примириться, так сказать: “ввести в Символ веры”. И в результате все православные признают, что подлинный христианин чаще всего в миру подвергается гонениям и остракизму (по славам Христа “в мире скорбны будете”), а для о. А. Шмемана отторжение христианина миром – это неудача христианина, неудача Церкви.

  3. ****а для о. А. Шмемана отторжение христианина миром – это неудача христианина, неудача Церкви.

    сейчас к сожалению эта фраза применима к слишком многим “деятелям”. Если сатанист будет рассказывать, что он не ходит в Церковь, потому что там “злые бабушки”, тут же набегают море “добрых дядек” и начинают рассказывать “Вот!! Мы поняли главную проблему миссии – это бабушки”.

    Но с другой стороны я столкнулся и с обратным: когда один один баптист-молодой человек, побывал на одной молодежной встрече и увидел там батюшку ведущего себя подобно ведущему радио типа KISS-FM или что-то в этом роде (сам слышал). Так вот когда этот молодой человек сказал, что вы, батюшка, ведете себя неподобающим образом, Ответ был типа “человек что хочет видеть то и видит”.

    То есть однобоко как то воспринимается. Получается если соблазнить действительно ищущего то это нормально. Но если христианин, ведя себя по христиански, своим христианским поведением не нравится кому то – это плохо

    1. Модернизм так и поступает во всем. Для него адогматизм и аморализм – это, якобы, “юродство”. А Истинное Православие – оно, видите ли, отталкивает людей!

  4. “это когда мирская сфера жизни мыслится как автономная, руководимая своими собственными ценностями и принципами, отличными от религиозных.”

    Молодец о.Александр!

    Кол.3:17 И все, что вы делаете, словом или делом, все [делайте] во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца

    1Пет.2:12 и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы
    они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения. Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, 14 правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, – 15 ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – 16 как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии.

    1. Ваши проблемы понятны, Александр: “освящение всего мира” и прочие гностические фантазии. Но причем здесь слова Писания? Разве Вы не знаете, что они обращены к христианам, а как раз не к миру? Не слышали ли Вы о том, что Апостол, как и все Писание, строго различает Церковь и мир?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.